Home Israeli Prog

PostHeaderIcon Zingale

Israeli Prog > Zingale

Годы: 1973-1981, 2008
Стиль: progressive

Дискография

1977 - Peace (1993, 2002 - reeditions on CD
April 1980 - Zingale live in BUDEGA Tel Aviv (Web only)
2008 - The Bright Side

Составы

1974-1976
Уди Тамир – вокал и бас
Эфраим Барак – вокал, гитара
Джони Штерн – вокал, гитара
Дэвид Бахар – вокал, гармоника
Тони Брауер – скрипка, мандолина
Эди Вайс – клавишные

1976 - 1978
Уди Тамир, Джони Штерн, Тони Брауер
Замер "Гамлиэль" Горан – клавишные
Меир Фенигштейн (экс. Каверет) – ударные

1978 – 1981
Уди Тамир, Джони Штерн, Эфраим Барак, Замер "Гамлиэль" Горан
Ами Лифнер "Ми Эль-Ма" – ударные

2008
Уди Тамир, Эфраим Барак
Барак Бен-Цур - ударные

Обзор

Компиляция (источники указаны ниже)

Становление


Zingale's First Concert

В 1971 Джони Штерн создал группу "Тизморет мс. 1983 (Оркестр номер 183) с ударником – инвалидом Шимоном Сивилья (שמעון סביליה), парализованным с рождения; клавишником Иланом Кадури (אילן כדורי), певцом Цвикой Винбех (צביקה וינבך) и добавочным певцом по имени Ури. Штерн играл на гитаре и пел. Группа играла на танцевальных и дружеских вечеринках и существовала до 1973, когда музыканты сменились, и пришли уже известные нам люди. Формально можно считать, что группа была создана в конце 1973.

Название изменилось на Цингале (маленькая сигарета, скрученная с гашишем или чем нибудь, не менее полезным внутри), чуть позже неблаговидный намек был ликвидирован изменением одной буквы - Зингале, очевидна связь со словом "Зингер" (певец на идише). Не ясно, кто придумал такое имя, но известно, что Штерну оно сильно не нравилось. Однако, в интервью радиостанции "Галей Цахаль (Волны Армии) в 70-ых Тамир сказал, что это сочетание заглавных букв слов – семя, создание, душа, тело, одежда, зал (זרע, יצירה, נפש, גוף, לבוש, והיכל), символизирующих духовный поиск.

Студенты Штерн и Бахар встретились в коллежде "Бейт А-Барзель" и продолжали быть стержнем будущей группы во всех ее составах. Их идеалом были прог-группы со сценическими образами, концептуальными выступлениями и сложной музыкой. С этой идеей они пришли к своему знакомому – талантливому басисту и композитору Уди Тамиру, уже отслужившему тогда в израильской армии, побывавшему в Войне Судного Дня и игравшему в одной местной поп-группе. Затем они представили Уди местному пианисту Ади Вейсу, имевшему классическое образование, и Уди с Ади начали писать и аранжировать материал для будущего альбома. Состав "Zingale" был окончательно сформирован с приходом басиста Эфраима Барака (Efrayim Barak), барабанщика Давида Шанана (David Shanan), уже игравшего в популярном израильском составе и недавно приехавшего из Англии скрипача Тони Брауэра. Первые два года музыканты занимались репетициями и написанием материала и лишь после этого решились на публичные выступления, которые поначалу организовывали сами.

Вершина


Left to right: Meir Fenigstein, Yaacov Bachar, Udi Tamir, Adi Weiss, Zemer Goren, Tony Brower, Dudi Rosenthal, David Hofesh, Joni Stern, Ephraim Barak

Первые записи Zingale прошли в "Kolinor studios" при участии Дуди Розенталя в качестве звукоинженера. Песни эти были сделаны в стиле британского попа, но несмотря на позитивные отзывы – на рынке не было спроса на такую музыку. Эти песни (Why I Didn't Win The Lottery и Everything Will Be OK) вошли в переиздание на CD. Не было одного – хорошего, толкового менеджера. По началу менеджера вообще не было, и первые выступления музыканты организовывали сами. Первые песни были написаны на иврите, на концерты приходило мало народу, в эфире радиостанций места им не находилось, короче, полная и безнадежная неизвестность. Уди и Ади сидели над материалом днями и ночами (точнее, ночами и утрами), но ничего не происходило.
В 1974 члены группы арендовали дом в Кирьят Шауль (район на севере Тель Авива). Тогда же была написана инструментальная пьеса, c адресом дома в названии - "Рехов А-Прахим Шева (Улица Цветов, семь), в которой солирует Брауэр. В этом доме группа жила, играла и собирала друзей. В то же время был выпущен сингл "Лама ло Захити ба паис (Почему не выиграл в лотерее)", вошедший в хит-парад и сингл "Руах Эрев (Запах / дуновение вечера)". Они первыми стали применять театрализованные элементы в концертах – маски, световые шоу и т.д. Группа была “хед-лайнером” в набиравших тогда популярность концертах в зале Бейт Лесин, ставшем "Израильским клубом прогрессив-рока". Концертов для публики было недостаточно – приходилось делать добавочные. Одной из самых популярных тогда песен группы была - "Тустус Ярок носэа ле Азиа (Зеленый мотороллер едет в Азию). О чем песня – ясно не было, то ли о женщине, то ли о части света ( в оригинальной версии песни на флейте играла Асия Хасон). Песня включена в издание 1993 года. Позже Штерн наложил на запись свой голос, но это исполнение уже не имело такого успеха.

Члены команды решили, что их музыка не приживется в Израиле. Сделав поворот на 180 градусов, они переключились на прогрессив. Результат стал первым случаем в Израильском прогрессиве, когда музыканты ориентировались на "Van der Graaf generator" и особенно на "Gentle giant". Именно Брауэр обеспечил "Zingale" схожесть с "Gentle giant". Тогда музыканты решили, что если дома они никому не нужны, то остается надежда на иностранного потребителя, а для этого нужны или песни на английском или вовсе инструментальные пьесы. Это не было проблемой для Zingale – они музыкально как раз и ориентировались на подобные группы, вроде Yes, Gentle Giant или кентерберийских музыкантов, так что вскоре, в 1975 году, появились и песни на английском и длинные, сложные инструментальные композиции. Набралось их даже на целый альбом. Продюсировавший пластинку Яков Башар был лично знаком с президентом "Decca records", поэтому казалось беспроблемным выпустить альбом и организовать европейское турне в его поддержку. Decca Records взяла проект на финансирование. был даже задуман целый тур в поддержку альбома, с торжественным посещением Англии и европейских стран. В конце 1975 года группа под руководством саунд-продюсера David Rosental (также синтезаторы, перкуссия) и с участием еще одного клавишника Dani Web завершила в тель-авивской студии Kolinor запись и сведение дебютного англоязычного альбома "Peace". Ушло на это 150 часов – своеобразный рекорд того времени. Синтезаторы того времени были не простыми устройствами, и Веб с Розенталем, специализировавшиеся на них – играли активную роль записи, как клавишники. Как на многих израильских альбомах того времени, в нем доминировала тема травмы после войны Судного дня и важности глобального миротворчества (Бахар был контужен на войне, Шанан потерял брата).

Барак: - “После войны у многих появилась надежда на всеобщий мир. Бахар и Шанан, тяжело перенесшие войну, доминировали в ансамбле. Наша музыка тогда питалась их энергией. Сказанное в одной из песен альбома - Soon the war is over on a star where music is playing, это не просто рифмованное предложение, а идея Давида Хофеша, страдавшего от невылеченной контузии, которая и привела его к тому, что с ним случилось позже. В те дни Давид молился о приходе мира и верил, что его можно приблизить средствами музыки, еще до Джона Леннона. И вскоре после выхода альбома король Саудовской Аравии Хусейн приехал в Иерусалим. И несмотря на все сопутствующие Цингале и Зингале пустяки, несмотря на самокрутки – это была суть вещей, на этой базе создавалась группа.”

Ади Вейс, в интервью Ури Брейтману – “Когда я услышал записанный альбом, то сказал – это не я. Почувствовал полное разочарование. Тогда я уже не был в Зингале. На студии перевернули весь порядок, микс был плохим, все звучало ужасно. Нам не дали самим сделать микс так, как нужно. В конце работы запись уже не была в наших руках, мастеринг доверили профессионалу, который не был знаком ни с нами, ни с альбомом, чтобы сэкономить на этом. Они, в Decca, ждали совсем другого, не настолько прогрессивного, из за этого они отменили договор и закрыли проект, но мы по крайней мере сделали то, что хотели. Мы были настолько уверены в себе, что ни шли ни на какие спекуляции ради договора с Decca, так что из за его отмены расстройства не было. Мы были бы счастливы, если бы договор был, но мы работали не ради него. Это был наш эго-трип, это наполняло нас, и все остальное было неважно. Мы не совсем контактировали тогда со внешним миром. Мы были анархистами и получали от этого удовольствие”

В отличие от многих израильских альбомов того времени – тексты были на английском, и музыкальный уровень был далек от средне-израильского. Это был замечательный альбом с влиянием как сложного рока Gentle Giant и Yes, так и Кентерберийского джаз-рока, но при этом имеющий свой, уникальный звук. Следующий год должен был принести удачу, но сердечный приступ президента компании (главного поклонника ZINGALE) изменил планы: лейбл неожиданно расторгнул контракт. Выпуск диска был отложен на неопределенное время. Заключив контракт с израильским лейблом "Hataklit", группа сделала несколько записей на иврите. Эти песни промелькнули в радиоэфире, но дальше дело не двигалось. Только через 2 года альбом очень маленьким тиражом, с плохой полиграфией и все теми же английскими текстами и названием, выпустила фирма "А-Таклит" (на обложке – работа художника Цви Гейра (צבי גיירה.)

Есть две разных виниловых версии альбома с разным порядком дорожек на каждой. Первая – это промо-копия, и именно она была использована для переиздания на CD. Коммерческая версия была переаранжирована в форму двух длинных сюит. На промо-версии Carnival длиннее на 30 секунд.

Судьба пластинки была предрешена – за рубежом ее не увидели, а внутри страны с англоязычными песнями можно было смело забыть даже о каком-либо намеке на признание и, тем более, успехе. Однако, совершенно напрасно - музыка там была изумительно хороша. Стилистически она была близка к тому, что исполняли Yes в начале 70-х, голос Давида Бахара явно был воодушевлен вокалом Джона Андерсена, а гулкий и мелодичный бас Уди Тамира и вовсе пошел дальше по пути мелодичности и яркости. Мощный, выделяющийся звук бас-гитары всем своим существом доказывал, что бас больше не часть ритм-секции, но самостоятельный и весьма влиятельный инструмент. В музыке группы можно было также обнаружить и хрустальную эстетику Gentle Giant, и задор и блеск яркого британского джаз-рока. Однако все это так и осталось практически незамеченным.

Тони Брауэр вспоминает: “От того времени у меня остались в основном хорощие воспоминания. Мы замечательно проводили время, не без гашиша. Есть многие вещи, которые мне не нравились - качество записи, английские тексты смущали, обложка пластинки была самой ужасной, что я встречал, фирма звукозаписи зажимала деньги, но музыка и исполнение были замечательны. Это приключение не могло уйти дальше, чем оно добралось, учитывая ограничения того времени.”

Вайс: “Я помню, что мы страшно не хотели, чтобы нас сравнивали с Каверет, например. Мы хотели быть многогранными, играть не только прогрессив, но и абстрактный рок. Для нас был очень важен обьем, вес, посыл. Из за этого и проиграли. Если бы мы представили Декке более конвенциональный продукт, которого они ждали, то контракт состоялся бы. От нас отказались, потому что мы предоставили продукт слишком изощренный и личный. Мы были заняты нашим трипом, были совершенно обкуренными. Проводили в студии сумасшедшее количество времени начинали в 11 вечера, а заканчивали в 8 утра. Бесконечные часы в студии, 1000 часов студии без микса. Поэтому часть вещей, которые в конце концов получились, были заранее не запланированы. На нас сердились, потому что студия была постоянно занята, и частично разрушена после нашего пребывания. Это классическая история 70-ых, психоделии и прогрессива.”

Распад

Поняв, что за рубежом группе ничего не светит, Штерн и Тамир решили “вернуться к корням”, к ивриту и местному рынку. Вайс, возражавший против поворота, ушел. Группа подписала договор с хайфской фирмой “А-Таклит”, в 1976-77 записала три новые песни, отправленные на радио. Песни прозвучали в программе “Кто боится прогрессива?” Шамиры Инбер. Новый материал был уровнем ниже, чем предыдущий, на английском. Члены группы были расстроены провалом европейских планов, и ориентировались на более низкий уровень израильского рынка. Один из припевов содержал незабываемую символическую фразу – “Почему я не выиграл в лотерею?”. Радикальное изменение настроения по сравнению с первым альбомом, не так ли? Впереди были редкие радио-эфиры и мелкие концерты, на которые приходила только кучка верных фанатов. Результаты этой работы тоже включены в CD - Genesis, Good To Be Together, Party Inside and Green Scooter On The Way To Asia. Эти песни были в оригинале выпущены только в виде промо-версий для радио-станций. О коммерческом успехе, конечно, не приходилось и думать, и команда вскоре распалась. "Израильский" альбом так и остался недоделанным, Тогда, во второй половине 70-х, вопреки обнародованным ныне пресс-китам, ZINGALE мало интересовали израильскую публику, а альбом Peace до международной аудитории так и не дошел.

Отсутствие поддержки и крах иллюзий о международной карьере больно ударил по группе: В 1981 Штерн и Тамир "вернулись" к религии, группа распалась. При этом Штерн, Тамир и Ми Эль-Ма продолжали сотрудничать в хасидской группе "הודו לה (Ходу Ла)" с гитаристом Дани Маманом (из Gan Eden) и Яковом Мироном. Наряду с этим, Тамир стал работать на ультраортодоксальной радио-станции и писать рок-музыку. Давид Бахар, страдавший пост-травматическим стрессом после пережитого в Войне Судного дня и наркозависимостью, покончил с собой в 1993. Барак обзавелся собственной студией звукозаписи в маленьком поселке Амука в Галилее и параллельно занялся гостиничным бизнесом, организовав рядом семейную гостиницу. Шанан принялся разводить пчел где-то в сельской местности, Брауэр уехал в Нью-Йорк, где занимался музыкой как хобби, а Джони Штерн умер от рака в 2012.

Переиздание


Udi Tamir (Bass) and Tony Brower (Violin) on a concert in Hayarkon Park in Tel Aviv

Виниловый диск быстро стал предметом гордости коллекционеров и его цена исчислялась сотнями долларов. В 90-ых Зингале были реанимированы, когда Йоав Кутнер выпустил на израильском телевидении документальную серию фильмов "Конец сезона апельсинов", описывающую историю Израильского рока. В одном из эпизодов было снято интервью с группой. Спустя 15 лет все (!) художественное наследие ныне культового коллектива, который критики сравнивают с Gentle Giant, Hatfield And The North, Caravan, Shylock, Yes и даже VDGG, стало доступно широкой международной общественности. Обновленное издание альбома в 1993 вышло на фирме "А-Озен А-Шлишит (Третье Ухо)" совместно с "А-Таклит", обладателем авторских прав на альбом 1975 года, кстати, тоже небольшим тиражом. Треки располагались на переиздании в правильном порядке. На диске был бонус в виде ранее неизданных композиций на иврите. В 1993 тираж был побольше, чем в 1975, и часть его попала в другие страны – только благодаря этому о группе узнали. Стоит отметить, что члены группы мало что получили с этого, и вынуждены были даже обратиться в суд. Некоторое время альбом снова было невозможно найти, и в 2002 году снова пришлось штамповать партию новых экземпляров, с уже другой обложкой, на этот раз в дизайне конверта а-ля «винил-миниатюра», очень пожим на оригинальный дизайн винила. При этом название фирмы было изменено на "Earsay Records".

В переиздание вошли: ремастированная с оригинальных мастер-тейпов версия LP-альбома (треки 1-9 с трек-листом оригинала), демо 1974 года (треки 10-11, оцифрованные с сохранившихся виниловых пробников) и последние демо-записи группы 1976 года на иврите (треки 12-15, в большинстве также оцифрованные с радио-ди-джейских виниловых EP). Качество звука ниже среднего, так как мастер-ленты не были найдены. Ходят слухи о планируемом выпуске рамастерированной записи с использованием найденных, наконец, мастер-лент, но пока это не случилось.

Что ж, так или иначе, музыканты ZINGALE действительно находились под влиянием ранее упомянутых британских групп. Безусловно, они привнесли в музыку и что-то свое – прежде всего, какие-то детские и светлые настроения, неподдельную радость и восхищение от вечной прог-музыкальной сказки, не так важно, кем рассказанной… ими или кем-то другим… Несмотря на некоторую неровность материала, имеющие место тривиальные места, отнюдь не блестящее качество записи, Peace – очень хорошая сказка, честная и добрая… В основной программе 5 инструментальных композиций и 4 песенных. Инструментальные вещи (известно, что фактическим лидером коллектива в то время стал бас-гитарист Ehud Tamir) – однозначно, самая интересная часть: пятиминутные в среднем истории, рассказанные на языке кентербери-рока, фьюжн, психоделии, с мягким романтическим мелодизмом, приобретающим порой совершенно неожиданное развитие в диалогах скрипки, клавишных и гитар, с восхитительно затейливой узорчатостью ритмических рисунков. Вокализации в песенных композициях – в основном антивоенного содержания – пожалуй, самый критический момент их творчества: наивно, непроработано, зато от сердца (в отличие от многоголосных советских ВИА того времени). Все 6 бонус-треков – материал песенный, но спетый уже на иврите – очень любопытный блок, правда, дающий лишь самое общее представление о том, к каким перспективам прогрессировала группа…

Неизданное


Udi Tamir (Bass) and Tony Brower (Violin) on a concert in Hayarkon Park in Tel Aviv

В 1996 Джонни Стерн частным образом напечатал небольшое количество CDR с записями на иврите под названием "A Party Inside" с Меиром Фенигштейном из Каверет и Ами Липнером из Атмосферы, одна из композиций с этой компиляции нашлась на YouTube

На сайте, посвященном памяти Йонатана Рафаэля “Джонни” Штерна можно в потоковом аудио послушать выступление группы в Тель Авивском клубе BUDEGA (Апрель 1980). К сожалению, сайт построен таким образом, что нет в явном виде ссылки на прослушивание. Нужно через верхнее меню навигации (под изображением Штерна) перейти в раздел Музыка, опуститься в третий ряд, и нажать на самую правую иконку. Можно попытаться воспользоваться этой ссылкой. Если щелкнуть на стрелку справа от названия песни – скачивается мп3 файл.

Модель 2008

В 2007 Барак и Тамир, как видно, вернувшийся в бренный мир рок-музыки, заявили о своем намерении под старым именем выпустить новый альбом - "The Bright Side". Идея родилась гораздо раньше. После последнего концерта в 80-ых остались незавершенные вещи, часть пьес была написана, правда не в окончательном виде, задолго до 2008. Материал, записанный в нескольких студиях, содержал песни на английском и был нацелен на международный рынок. Все записывалось вдвоем, но во время работы был приглашен ударник Барак Бен-Цур. Альбом вышел в октябре 2008 и сначала продавался в дигитальном виде через сайт CD Baby, но в апреле 2009 вышел на CD с графикой Баруха Нахшона. Альбом посвящен памяти Давида Бахара.

Новый альбом звучит подобно музыке YES 80-х. Отсутствие оригинального клавишника (Ади Weiss) и джаз-фьюжн скрипача (Тони Брауэр) делает звучание альбома иным. Этот CD содержит много синтезаторов образца 80-х и сложное микширование с большим количеством сэмплированных инструментов. Трудно назвать это альбомом Zingale, но другие бывшие члены группы до сих пор не возражали. Возможно, проблема здесь заключается в имени "Zingale" и связанных с ним ассоциациях, а не в самой записи. Так что для фанатов винтажного прога предназначен оригинальный альбом 1977 года, в котором было чувство 70-ых, милые мелодии и джаз-фьюжн элементы.

 

Ссылки и источники

на русском
raig.ru, Alexey Petuhov (_smarty)

на английском
Uri Breitman

на иврите
וויקיפדיה, Сайт памяти Джони Штерна, שחרזאדה מארח את להקת זינגלה 29.06.09, Uri Breitman

Last Updated (Monday, 07 October 2013 19:50)

 
Translate it into..
EnglishArabicDanishDutchFinnishFrenchGermanHindiItalianJapanesePolishPortugueseRussianSpanishSwedishHebrewHungarianChinese (S)
Search!
Shoutbox
Latest Message: 7 years, 10 months ago
  • pr0gger : И ещё важное! Когда зарегился - бараузер выдаёт ошибку! Но это ложная ошибка, нужно всего лишь ОБНОВИТЬ окно - и ты увидишь себя зарегенным...

Only registered users are allowed to post

Who's Online
We have 17 guests online